Города Израиля Isracity.com

 

 
  Тель-Авив
Главная
История
Культура
Образование
Фотогалерея
Архив новостей
 

Тель-Авив

Имя

"И пришел я к переселенным в Тель-Авив, живущим при реке Ховаре, и остановился там, где они жили, и провел среди них семь дней в изумлении."
[Иезекииль. 3:15]

В 598 году до н.э. Навуходоносор II, правитель Нововавилонского царства, овладев Сирией, вторгся в Иудею и осадил Иерусалим. Молодой иудейский царь Иехония, процарствовавший всего несколько месяцев, решил покориться завоевателю и заплатить положенную дань.

Но Навуходоносору этого было мало: Иехония и 10 тысяч его приближенных и влиятельных людей Иудеи были схвачены и отправлены в вавилонский плен. Навуходоносор расчитывал таким образом усмирить непокорных, но его надежды не оправдались. Через 10 лет оставшиеся в Иудее евреи восстали вновь, и тогда, вернулось войско Навуходоносора. Они смогли захватить Иерусалим только после тяжелой двухлетней осады, когда же это произошло – Иерусалим был разрушен, а Иудейское царство пало.

Бесконечные вереницы порабощенных евреев потянулись в Месопотамию. Там на берегах Ефрата они основали свои поселения. Вскоре к новым поселенцам пришли, чтобы поддержать свой народ "старожилы" – вавилонские пленники предыдущей войны. Среди них был и Иезекииль (Иехезкель), один из величайших еврейских пророков. Он остался жить в одном из поселений, которое называлось Тель-Авив, а находилось оно на берегу большого канала, известного как «река Ховар».

Не прошло и двух с половиной тысяч лет, как в 1902 году Нахум Соколов (1859-1936), один из зачинателей израильской журналистики, писатель и активный деятель сионистского движения взялся перевести только что вышедшую книгу основателя сионизма Теодора Герцля (1860-1904) "Altneuland". Соколов, широко образованный человек, с детства говорящий на польском, русском и идиш, и свободно владеющий ивритом, французским, итальянским, немецким и английским языками, довольно быстро перевел книгу, но долго не мог найти подходящее для неё название, созвучное оригиналу.

В дословном переводе с иврита название книги звучало так: «Эрец яшана-хадаша» ("Древняя-новая земля"), но при этом терялась лаконичность и мистический намек на пражскую синагогу"Altneuschule", очень известную и самую древнюю в Европе. Он обратился к ТАНАХу и нашел там вавилонский Тель-Авив, о котором писал пророк Иезекииль. В названии Тель-Авив уместилось всё: "древность", ставшая синонимом слову "тель" (холм), после археологических раскопок холмов Ближнего Востока; и "возрождение" в слове "авив", что на иврите означает «весну» и "первые весенние всходы" – олицетворение новой жизни.

Эта новая жизнь для евреев началась в Израиле с конца ХIХ-го – начала ХХ-го столетия, когда, как волна за волной, достигали далеких берегов Палестины первые немногочисленные группы еврейской эмиграции (на иврите - «Алия»). Большинство из репатриантов разъезжалось по стране, основывая новые поселения, а некоторые выбирали в качестве места жительства древний морской город-порт Яффо.

Много событий, мифических и реальных связано с этим городом. Отсюда отправился в путешествие библейский Иона, оказавшийся потом в чреве кита. Легендарный Персей на скалистом островке, на виду у собравшихся на берегу зрителей, храбро отбивал у морского чудовища прекрасную Андромеду.

Здесь в Яффо, оставили о себе память египетские фараоны, филистимляне теснили отсюда к северу «сынов Дановых», а христианский апостол Петр останавливался на постой в доме Симона кожевника, чтобы между делом проверить действенность формулы воскресения: «Талифа, куми» («Девица, встань!»). Отметили Яффо своим присутствием и рыцари-крестоносцы с королем Людовиком IХ Святым, и Наполеон, напуганный чумой, оставивший здесь свою армию, от которой сохранились десятки пушек да разрушенный, вымерший город.

Путешествовавший по Святой Земле в 1867 году знаменитый американский писатель Марк Твен написал: «... край заброшенный и неприглядный», а Теодор Герцль, посетивший Яффо в 1898году, добавил:

«Яффо оставил неприятное ощущение. Хотя место на берегу моря очень красивое, сам город выглядит настолько запущенным, что это вызывает жалость. Подняться на берег было весьма затруднительно. Переулки были полны запахов гниющих отбросов и мусора, везде царила типично восточная нищета.» [Т.Герцель, «Альтнойланд» («Страна возрождения» в рус. пер.)]

Тем не менее, к началу ХХ века в Яффо проживало 40 тысяч жителей, из них около 6 тысяч – евреи. Среди евреев, живущий в Яффо было немало состоятельных людей, которых никак не устраивал такой образ жизни.

В июле 1906 года собрались евреи в местном клубе «Иешурун» (иешурун – одно из поэтических имен еврейского народа), и, как обычно, жаловались на ужасную тесноту, грязь и плохое освещение улиц. Общее внимание в тот вечер, обратил на себя новичок, неожиданно предложивший – построить за стенами Яффо новый район в современном стиле, с канализацией, с электрическим освещением улиц, с бульварами и парками, как это было принято в Европе.

Идея понравилась, и для её осуществления, не откладывая дело в долгий ящик, в тот же вечер, было организовано общество «Боней баит» («Домостроители») переименованное впоследствии в «Ахузат баит» («Домовладелец»). Председателем был избран подавший идею новичок, Акива Арье Вайс (1868-1947), часовой мастер, для которого это был первый день в Яффо, куда он приехал с семьей.

Новому району тут же придумали имя - не утруждая себя особой оригинальностью, решили назвать его «Ир ганим» («Город-сад»).

Вскоре, записавшиеся в общество 66 семей, собрали необходимую сумму и приобрели участок земли Керем Джебали, площадью 110 дунамов (11 га), что восточнее Неве-Цедек, еврейского квартала Яффо. Это были пустынные песчаные холмы в районе сегодняшнего первого высотного здания Тель-Авива, 36-этажного Мигдаль Шалом.

Архитекторы разделили эту землю на 60 участков для первых 60-ти членов общества. Вслед за этим состоялась жеребьевка – церемония выбора участков. Знаменательное событие происходило на второй день Песаха, 11 апреля 1909 года: на песчаных дюнах около моря собрались члены общества «Ахузат баит», Акива Вайс собрал на берегу 60 белых и 60 серых ракушек, на белых ракушках он написал имена участников жеребьёвки, а на серых - номера участков. Ракушки положили в две шапки, благо у евреев с этим проблем не было. Во время жеребьёвки мальчик и девочка одновременно из двух шапок доставали ракушки и объявляли номер участка и имя его счастливого владельца.

«Жеребьёвка с ракушками» - это была идея Акивы Вайса. Он считал символичным провести такую жеребьёвку для города, который вырастет на берегу моря. С тех пор этот день стал днём основания Тель-Авива.

Через полгода среди домовладельцев ещё не существующих домов разгорелся спор, как назвать ещё не существующий город? Идей было много – 60 евреев, всё-таки! Среди предложенных названий были: Яффо Хадаша (Новый Яффо), Ноф Яффо (Яффский пейзаж), Авива (Веснянка), Яфефия (Красавица), Шаанана (Беззаботная), Иврия (Ивритская), Герцелия (в честь Т. Герцля) и др.

Все уже почти согласились с Герцелией, когда Менахем Шенкин (1871-1925), один из членов этого общества вспомнил о новой книге Т. Герцля, переведенной на иврит Нахумом Соколовым, и предложил - Тель-Авив. Решили голосовать. Большинством голосов решили назвать город – Тель- Авив. Кстати, и Шенкин, и другие участники того исторического собрания позже вспоминали, что никто из них не знал об упоминании этого имени в ТАНАХе.

Аркадий Таль

в раздел
 
Рейтинг@Mail.ru