Города Израиля Isracity.com

 

 
  Тель-Авив
Главная
История
Культура
Образование
Фотогалерея
Архив новостей
 

Аркадий Таль

Тель-Авив а-Ктана
(«Маленький Тель-Авив»)

«Мы должны сделать всё возможное, чтобы наш город стал парадным входом, Нью-Йорком Земли Израиля». [Акива Вайс, Программа общества «Ахузат Байт», 1906г]

«Удивительный всё-таки город этот Тель-Авив! Никогда не знаешь, что ждёт тебя в конце улицы. Вчера на этом месте стоял киоск, а сегодня – подъемный кран. Через пару месяцев, можете не сомневаться, здесь уже будет дом» [Евгений Сельц, “Belle Indifference”, 2005г]

Первый киоск появился в Тель-Авиве в 1910 году, среди песков, когда городу, в котором было всего несколько улиц и ни одной мощеной мостовой, едва исполнился год. В небольшом шестиугольном строении, стоявшем, на углу улицы Герцля и бульвара Ротшильда, по особому разрешению общества "Ахузат Баит", разрешалось продавать только безалкогольные напитки, а время его работы ограничивалось 11-ю часами вечера.

Тель Авив в шаббат, худ. Н. ГутманОчень скоро киоск стал самым популярным местом встреч – здесь назначались деловые свидания, знакомились молодые пары, обсуждались мировые проблемы в обществе местных пикейных жилетов. Рядом с киоском вскоре появилась еще одна городская достопримечательность – первый уличный фонарь. На церемонию зажжения фонаря приходили не только жители соседних улиц, но и гости из других городов, арабы Яффо и бедуины, кочующие в окресностях Тель-Авива. После зажжения наступала очередь дегустации «газоза» - газированной воды с кисло-сладким сиропом, приготовленным по рецепту хозяина киоска, господина Киселёва.

Киоск и газовый фонарь; едва заметные тропинки, огибающие кактусы и теряющиеся в песчаных дюнах; одно- и двухэтажные дома, вдоль улиц, заваленных кучами строительного мусора; бедуины с куфиёй на голове, семенящие рядом с вполне европейскими господами в канотье; бесконечные политические и литературные баталии на страницах первых еврейских газет и журналов, всё это – Маленький Тель-Авив, Тель-Авив а-Ктана, "Старый город" – начало Большого Тель-Авива, сегодня превратившегося в огромный мегаполис, из 40 населенных пунктов и более миллиона жителей.

Тель-Авив а-Ктана начинался на песчаных дюнах Керем Джебали, купленных в 1909 году обществом «Ахузат Баит» рядом с Яффо, восточнее еврейского квартала Неве Цедек. На 11 гектарах земли! евреи-энтузиасты, приехавшие из разных стран мира, впервые за последние почти 2000 лет галута (иврит-"изгнание") решили построить в Палестине, на Земле Израиля еврейский город.

Купленный у арабов участок, представлял собой две большие песчаные дюны, разделенные низиной, по которой во время дождей потоки воды стекали в море. Хотя низину вскоре засыпали, но строить жилые дома на этой насыпи побоялись, и решили сделать здесь бульвар. Так, ещё до строительства первый домов было положено начало первой зеленой аллеи Тель-Авива – бульвара Ротшильда.

Вот, что пишет Серджио Лерман, один из архитекторов Тель-Авива: «... приехали посмотреть из Яффо, Иерусалима, Хайфы и позеленели от зависти к тель-авивцам, у которых ещё нет города, но зато есть уже бульвар...» [из книги Офера Регева и Шулы Видрих «Бульвар»]. Название своё бульвар получил в честь покровителя и организатора еврейского поселенческого движения, барона Беньямина де Ротшильда (1845 – 1934).

Главная улица тоже определилась довольно быстро: купленный участок тянулся вдоль моря с севера на юг, и естественным было, чтобы одна улица связала весь город. Название улицы тоже не вызвало сомнений – имени Герцля, в честь основателя сионистского движения Теодора Герцля, идеями которого жили поселенцы.

Разработанный архитектором план города предусматривал ещё четыре улицы: три с востока на запад, параллельные бульвару, и одна, с севера на юг на границе с Неве Цедек, параллельно улице Герцль. Выбор названий для будущих улиц был обширный: от имен исторических личностей, которых за долгую еврейскую историю набралось немало, до деятелей современного сионизма. После бурных обсуждений, в феврале 1910 года специальная комиссия по строительству предложила имена, которые сохранились в названиях улиц и по сегодняшний день:

- Иегуда Галеви (1075 – 1141), еврейский поэт и философ, один из виднейших представителей золотого века еврейской культуры в мусульманской Испании (крайняя южная улица вдоль железной дороги, соединявшей Яффо с Иерусалимом, параллельная бульвару Ротшильда);

- Моше Лилиенблюм (1843 – 1910), поэт и публицист, активный деятель движения "Ховевей Цион" (Любящие Сион) и горячий сторонник заселения страны евреями, скончавшийся незадолго до этого (улица между бульваром Ротшильда и Иегуда Галеви);

- Ахад ха-Ам (1856 - !927), писатель, философ и идеолог «культурного сионизма» и еврейского «духовного центра» в Палестине, один из лидеров движения «Ховевей Цион» (улица, параллельная двум предыдущим и пересекающая улицу Герцля в самом начале);

- «ха-Шахар» («Заря») – название одного из первых ивритских журналов, выходящего в Вене с 1868 по 1886 г.г., пропагандирующего распространение и изучение иврита (улица, параллельная улице Герцль на границе с кварталом Неве Цедек).

Еврейские рабочие на строительстве Ахузат Байт. 1909г.Основатели города, вдохновленные сионистскими идеями национального самоопределения, решили строить город только силами еврейских рабочих, что способствовало появлению новых рабочих мест и привлечению еврейских поселенцев.

Первые дома нового города были построены в 1909 году, вскоре после раздачи участков на «Жеребьёвке с ракушками». Новые владельцы земли спешили закончить строительство до конца года, чтобы не заключать новые договоры на аренду квартир, где они жили. Так или иначе, но в начале 1910 года 330 жителей в 60 новых домах справляли новоселья.

К сожалению, ни один из построенных тогда домов не сохранился в первозданном виде. Дома перестраивались, расширялись, а иногда, в связи с уходом хозяев в мир иной и неспособностью наследников прийти к соглашению, ветшали и разрушались, оставаясь без присмотра. У многих домов появились новые владельцы, которые их снесли, не оставив и следа от творений первопроходцев, мечтавших увидеть город-сад на бесплодных песчаных дюнах около моря.

Первым, 30 мая 1909 года, ещё до получения всех необходимых разрешений начал строительство молодой удачливый торговец Раувен Сегаль. Его семья приехала из Румынии в 1882 году, когда Раувену было 2 года. Он построил свой дом на улице Иегуда Галеви, 25. К сожалению, сегодня на месте дома большая автомобильная стоянка .

Дом Акивы Вайс 1912г

 

Дом Акивы Вайс 2005г

Дом Акивы Вайс

На западном углу улиц Герцля и Ахад ха-Ам – дом Акивы Вайса (1868 – 1947) - инициатора строительства города и председателя созданного им общества «Ахузат Баит». Часовой мастер и ювелир, он начал изучать архитектуру по переписке в техникуме в Берлине, потому что никому не мог доверить строительство своего дома, сам он и спроектировал свое детище. Идеалист, бесконечно преданный идее еврейского возрождения, он следил не только за тем, чтобы в строительстве были заняты исключительно еврейские рабочие, но и строительные материалы закупал у еврейских поставщиков. Например, кирпичи он покупал на заводе в Яффо, хозяином которого был, конечно же, еврей.

Акива Вайс мечтал, и прилагал все усилия, чтобы его дом был ни в коем случае не похож на арабские дома в Яффо. Фасад его дома, выходящий на две улицы, Герцля и Ахад ха-Ама, был закругленным с разными украшениями, арками и колонами. В начале 20-х годов с тем же изобилием «архитектурных излишеств» в виде нескольких эркеров (закрытых балконов) по собственному проекту Вайс достроил второй этаж.

Дом Акивы Вайс 1927г

Акива Вайс отличился ещё и тем, что когда в новом городе у него первого родилась дочь, то, нисколько не задумываясь, он решил назвать её... ну, конечно же, именем созданного им общества – "Ахузат Баит". Но здесь воспротивилась его жена. В конце концов, они пришли к соглашению, и назвали дочь – Ахузабет, что было созвучно распространенному в те годя имени – Элизабет. Ахуза, как звали её родные, выросла и всю жизнь прожила в построенном отцом доме на улице Герцль, 2.

В настоящее время Дом Акивы Вайса реставрирован с учетом всех изменений, сделанных Вайсом еще в 20-ы годы. Реставрацией дома занималась компания "Африка-Исраэль", получившая за это разрешение на постройку многоэтажного дома в непосредственной близости с этим историческим памятником.

На противоположном углу улицы Герцля построил дом Михаил Полак, один из наиболее состоятельных членов общества "Ахузат Байт", филантроп, приехавший из Литвы. В его доме была общественная библиотека «Шаар Цион» («Ворота Сиона»), которую перевезли из клуба «Иешурун» в Неве Цедек.

Дом Михаила Полака, 2005гЭто с Полаком, по рассказам знаменитого израильского художника Нахума Гутмана, который рос в соседнем доме на улице Герцль, Акива Вайс выяснял отношения. Посмеиваясь, Вайс говорил, что хотя у Полака дом тоже угловой и смотрит на две улицы, но зато не такой красивый: "…нет закруглений ни у дома, ни у забора вокруг".

В настоящее время дом Полака начинают реставрировать.

Недалеко от дома Михаила Полака по улице Ахад ха-Ам, 22 построил свой дом Яков Эльханан Литвинский, самый старший из членов общества «Ахузат Байт»: в день жеребьевки ему исполнилось 57 лет.

В 1880 году, он с женой и детьми приехали из Одессы и поселились в Яффо. Литвинский построил в Яффо мыловаренный завод и мельницу в Газе. Потом несколько лет занимался сельским хозяйством и построил ферму в районе Ришон Ле-Циона. Затем он вернулся в Яффо и открыл склад лесоматериалов.

Дом Якова Литвинского, 2005гДо сих пор Литвинские одни из самых крупных поставщиков лесоматериалов в стране. В доме, который Яков Литвинский построил в 1909 году, на правах члена общества «Ахузат Байт», и фасад которого был больше похож на театр, чем на жилой дом, сегодня находится довольно популярный марокканский ресторан «Барака». Этот дом тоже перестраивался, но основные его архитектурные контуры сохранились.

Памятник основателям  – первым жителям Тель АвиваНаселение Маленького Тель-Авива было очень разношерстным. В числе первых участников общества «Ахузат Баит» были среди прочих и потомки знаменитых испанских раввинов, семья Абулафия. Вначале они поселились в Неве Цедек, а затем, получив по «Жеребьевке» участок на улице Иегуда Галеви, построили там дом. Их старый дом в Неве Цедек снимал в это время молодой репатриант из Галиции, Йосеф Чачкес, будущий знаменитый писатель, лауреат Нобелевской премии, Шай Агнон (1888 – 1970).

Памятник основателям  – первым жителям Тель АвиваВ новом доме кантониста Аарона Итина, прослужившего 12 лет в русской царской армии, приютили ученика студии при театре Габима, Рафаэля Клячкина (1905 – 1987), 15-летнего мальчишку, приехавшего из Литвы и подрабатывающего на полях сельхозшколы «Микве Исраэль».

Был здесь и дом инженера-химика Меира Дизенгофа (1861 – 1936) из Бессарабии, ставшего первым главой муниципального совета Тель Авива. Сюда из Житомира он привез свою будущую жену Зину, именем которой впоследствии будет названа одна из центральных площадей города.

В память об основателях и первых жителях Тель-Авива на бульваре Ротшильда в 1949 году по случаю 40-летия города установили мемориальный комплекс. Архитектор Ицхак Райхер, на том месте, где стоял дом, в котором заседал комитет общества «Ахузат Байт» и был первый в городе колодец, обеспечивающий жителей питьевой водой, расположил небольшой бассейн с фонтаном и рядом – стену, в центре которой медный барельеф.

На барельефе, выполненном скульптором Аароном Фрайбером, этапы рождения города: в самом низу - змеи и прочие гады, населявшие эти пески; выше – люди с лопатами и кирками, первопроходцы; еще выше – первые городские постройки: «Гимназия Герцлия», водонапорная башня, дом первого мэра города, Меира Дизенгофа, а на самом верху – Тель-Авив 30-х годов: театр «Габима», Тель-Авивский порт, дом национального поэта Хаима Бялика, площадь имени Зины Дизенгоф.

С противоположной стороны памятника, в алфавитном порядке, перечислены фамилии первых 66 членов общества «Ахузат Байт».

в раздел
 
Рейтинг@Mail.ru