Города Израиля Isracity.com

 

 
  Тель-Авив
Главная
История
Культура
Образование
Фотогалерея
Архив новостей
 

От Одессы до Габи Берлина

Марина Яновская

Габи Берлин-Когда мы с тобой встретимся, ты услышишь совершенно поразительную историю. Не только мою личную, но и моей семьи. Ведь моя мама родом из Одессы, а я, хоть и родился в Израиле, знаю русский язык. Время от времени я узнаю, что те или иные «русские» приехали в Израиль благодаря мне. Мне не раз приходилось выступать в разных городах России, и теперь на моих израильских концертах ко мне иногда подходят люди и говорят: «А знаете, мы вас слышали в нашем городе, после чего приняли решение уехать в Израиль». Самая приятная похвала для артиста – то, что ты сумел положительно повлиять на чью-то жизнь.

Мы встретились с певцом Габи Берлиным в Тель-Авиве, но, вместо того, чтобы засесть в шумном кафе, как принято у большинства израильских артистов, нашли тихий садик, чуть в стороне от бурной улицы Арлозоров. Поэтому нашу беседу сопровождал неумолчный щебет птиц. Отдельные фразы Габи произносит по-русски с характерным сабровским акцентом. Он очень гордится своей разветвленной семьей, некоторые отпрыски которой действительно прославлены и в стране, и за рубежом, и тут же дает мне краткую справку об этих именах:

-Ты знаешь, чье имя носит университет Бар-Илан? Бар-Илан – это ивритизированная версия фамилии Берлин. Меир Берлин, уроженец Воложина (Белоруссия), был одним из лидеров религиозного сионизма, председателем Всемирного центра движения «Мизрахи». Именем его отца, Нафтали Цви Берлина, назван кибуц «Эйн ха-нацив». Другой сын Нафтали Цви Берлина, Хаим, с 1865 года был главным раввином Москвы, а в начале 20 века переселился в Иерусалим и стал главным раввином ашкеназской общины Иерусалима. В столице есть улица имени другого раввина, Элиягу Берлина. И не забудь про сэра Йошаягу (Исайя) Берлина, английского философа и ученого. Он, правда, не самый близкий родственник, но тоже из одного корня, и тоже родился в Латвии, как и мой отец. Кстати, со мной часто случаются истории с нахождением родственников в самых разных странах. В прошлом году я был в Сантьяго, в Чили, и вдруг ко мне подходит еврей и говорит: «Я Берлин». То же неоднократно происходило в России, в Литве. Вот такая семья у моего отца, а про материнскую – особый сказ.

Семейная история

Из окна обычного дома в одном из старых районов Тель-Авива ежедневно раздаются звуки фортепиано. Гаммы и этюды сменяются фугами Баха и мазурками Шопена. На фортепиано играет Эстер Берлин, которой недавно исполнилось 93 года. Два года назад она отправилась вместе с сыном Габи на гастроли в Санкт-Петербург. Там она выступила в качестве аккомпаниатора своего сына во Дворце спорта «Юбилейный» (название Габи не помнит, поэтому сужу по его описанию).

Габи вспоминает посещение концерта в Большом зале ленинградской филармонии. А Эстер Берлин с удовольствием отмечает, что наверняка стала старейшей в мире пианисткой, поднявшейся на сцену стадиона. Их коронным номером стала песня «Подмосковные вечера». Там же Габи и его мать встретились с сестрой Эстер Саррой Герцман, бывшей балериной, на два года моложе Эстер. И тут пришло время вытащить на свет обещанную историю семьи Мейлер.

В семействе Мейлер было трое детей: Фира, Сарра и Миша. Фира, она же Эстер, училась музыке в знаменитой школе Петра Столярского, «Школе имени мене», в одном классе с мальчиком по имени Додик Ойстрах: «Он был скромным парнишкой из бедной семьи и на скрипке играл как бог». В семье Фиру считали свихнувшейся на почве сионизма: «У нее в голове был только Эрец-Исраэль». Эстер лелеяла мечту уехать в Палестину, для чего влилась в подпольное сионистское движение «Ха-шомер ха-цаир» ("Юный страж") и стала его активисткой. Но годы были ежовые, и однажды девушку арестовали, посадили, а затем выслали в Омск, где она продолжала учиться музыке.

Отсюда спустя несколько лет она, не без помощи Екатерины Пешковой, сумела убраться в свою Палестину. Вскоре тетушка, жившая в Швейцарии, прислала ей пианино, и Эстер стала преподавать. Спустя несколько лет Эстер Мейлер познакомилась с певцом Шмуэлем Берлином, которому сперва аккомпанировала, а затем вышла за него замуж. Шмуэль Берлин в составе многочисленной родни приехал в Палестину из Риги в 1929 году и тут же отправился учиться оперному искусству в Берлин, откуда успел унести ноги еще до «Хрустальной ночи». Во время второй мировой войны он воевал в Еврейской бригаде. Одним из близких друзей семьи был композитор Митя Гребень, уроженец Киева, которого весь Израиль знает под именем Мордехая Зеиры (одна из наиболее известных его песен «Бывали ночи»). Мордехай Зеира, Давид Захави, Даниэль Самборский стояли у истоков жанра «Шира бе цибур».

В Одессе у Фиры осталась вся большая семья: родители, сестра и брат. Много лет назад она съездила в Россию навестить родных. К счастью, почти все они остались в живых. Уже после войны некоторые члены семьи уехали из Одессы: кто в Германию, кто в Америку. А в Санкт-Петербурге на улице Ломоносова остались жить младшая сестра Сарра Герцман и ее сын Владимир Герцман, музыкант, видный теоретик.

В августе 1942 года в семье Эстер и Шмуэля Берлиных родился сын Габриэль, Габи. Очень быстро мать, пианистка, и отец, певец, обнаружили отличные вокальные способности мальчика. Однажды Камерный театр объявил конкурс на детскую роль в спектакле по пьесе Шекспира «Как вам это понравится». В конкурсе участвовали сотни детей. Эстер Берлин привела своего сына на прослушивание, и он был принят. Так 12- летний Габи впервые поднялся на сцену.

Вместе с ним в конкурсе победил мальчик Цадок Царфати, ныне один из наиболее известных режиссеров развлекательного жанра Цади Царфати. Габи вспоминает, что в бытность его мальчиком играл с Авраамом Халфи в спектакле «Как вам это понравится». Мы приходим к общему выводу. Что Халфи был актер и поэт с нераскрытым потенциалом. Он видел его также в «Доброй душе из Сычуаня» Брехта, где играли Шимон Исраэли, Арик Лави, Орна Порат, и вфильме-спектакле «Шинели» по Гоголю, вышибающем слезы.

В детстве гордая еврейская мать пыталась учить сына – а как же иначе – игре на фортепиано, но ребенок был слишком неусидчивым, и она «сдала» его на скрипку: -На скрипке я играл до 18 лет, участвовал в молодежном оркестре «Гадна», большинство воспитанников которого стали музыкантами израильских оркестров. В армии служил в ансамбле «Ширьон» в одном потоке с Нурит Хирш, Ошиком Леви, выступал на фестивалях и был известен не меньше, чем Саси Кешет, Игаль Башан, Шломо Арци, Ави Толедано.

После армии Габи Берлин получил «нормальное» образование и специальность биолога в тель-авивском Университете и стал преподавать биологию в школе. И, конечно, пел в свободное время, выступал на сцене. Он был, пожалуй, единственным в Израиле, если не шире, «поющим биологом». Постепенно его песенные пути расширялись и, наконец, около 20 лет назад Габи Берлин полностью оставил преподавание и предался пению. В настоящее время певец Габи Берлин является одним из признанных проповедников уникального израильского жанра «Шира бе цибур» («Массовое пение»), автором большого количества программ, кассет, дисков, видеокассет в этом жанре, исполнителем и популярным артистом. Он женат, отец двух дочерей.

И снова о «Массовых песнях»

Трудно назвать «Шира бе цибур» обычаем, говорит Габи. Выступления с исполнением «Песен Эрец-Исраэль» для Габи Берлина – любовь, увлечение, образ жизни и способ существования. Кроме него, ветеранами жанра являются Эфи Нецер, Сареле Шарон, Нахче Хейман. Однако его манера отличается своими особенностями, ведь он «только» певец, он лишь исполняет песни, сочиненные другими. Габи подробно и со вкусом рассказывает не только о собственной деятельности, но и о разновидностях «Шира бе цибур», существующих в Израиле:

-Существует целая индустрия «Шира бе цибур», и в ней у каждого своя ниша. В своих программах Эфи Нецер и Нахче Хейман во многом опираются на исполнение своих собственных песен. Эфи Нецер по существу изобрел пение при поддержке слайдов. Сареле Шарон пользуется песенниками и во время своего выступления приглашает слушателей из зала подняться на сцену и петь по принципу «караоке». Да у нас вообще концерт любого музыканта-песенника сопровождается слаженным пением публики.

Я «завожу» публику без помощи написанного текста, стремлюсь предоставить всем и каждому почувствовать себя свободно, не упирать глаза в текст, а полностью отдаваться пению. Я пою не только на сцене, а прямо в зале вместе с моими слушателями, в клубах, кафе, на винокуренном заводе. Все мои программы построены в виде попурри. Например, в попурри «Вальс» вошли самые популярные песни, существующие в ритме вальса. Наиболее уверенно я почувствовал себя, когда в 1987 году выпустил в свет два альбома в жанре «Шира бе цибур». И весь зал поет вместе с ним, словно единый организм.

-Габи, неужели ты записал на диск процесс совместного пения, происходящий в зале?

-Все до единой нотки, «живьем», в прямой трансляции. Прими во внимание, что в те годы такой образ музицирования был не слишком популярен. Записи «Песен Эрец- Исраэль» делали Арик Айнштейн, Арик Синай, но в студии и в небольших количествах. А я тогда выступал с гитарой, по три-четыре часа подряд пел и играл. Я сильно рисковал, выпуская эти диски, ни одна фирма звукозаписи не взялась меня поддержать, всю работу над дисками оплачивал из своего кармана. И выиграл. Альбомы разошлись огромным тиражом, я сделал на них «платину» (40 тысяч экземпляров – М. Я.). Затем, по следам успеха, выпустил двойной альбом под названием «Платиновый альбом Габи Берлина», который тоже пошел нарасхват. В общей сложности продано не менее 100 тысяч дисков.

-Каждую неделю, раскрывая газету «Едиот ахронот», я вижу анонс о твоем выступлении в тель-авивском кафе-клубе. Тебе не мешает, что люди приходят не столько попеть, сколько попить и поесть?

-В прежние времена излюбленным время препровождением жителей Тель-Авива в конце недели было сходить в кафе, оттянуться там за рюмочкой вина, за пением. Кроме того, я работаю не один, а в сопровождении двоих музыкантов. В первые годы я выступал в запущенном кафе, стоящем на дюнах на пляже «Барух» в Тель-Авиве. Место было не слишком известным, но люди стекались сюда каждый конец недели, как на молитву. И так продолжалось несколько лет. Вместо молитвы они пели песни Эрец- Исраэль.

Русские связи

Не только любовь к неведомым родственникам, но сионизм, патриотические соображения двигали Габи Берлином, когда он узнал, что Еврейское агентство и Джойнт организовали очередную поездку израильских деятелей культуры в СССР. Он с удовольствием вошел в число посланников:

-В 1989 году я поехал в Россию, где сумел впервые встретиться со своими родственниками. Это произошло уже после перестройки, но еще до того, как произошел общий развал СССР. За нами постоянно ходили кегебешники, на таможне тщательно проверили все видеокассеты – не везем ли мы сионистскую пропаганду.

А ведь наша поездка была организована именно с сионистскими целями. В ней участвовали писатель и историк Моше Шамир, видный тележурналист Амос Этингер, поэты-песенники Хаим Гури, Йорам Тхар-Лев. Каждого из нас направили в разные места. Я побывал в Киеве, Минске, Кишиневе. Затем, после того, как объездил эти города с серией концертов, прибыл в Москву и вдруг узнал, что у меня есть огромная семья. И вот мой дядюшка из Нижнего Новгорода, кузины из Одессы и Ленинграда – все собрались в Москве, чтобы познакомиться со мной. Это было очень трогательно, и русская пресса не обошла нас своим вниманием. В начале 90-х годов из Нижнего Новгорода поднялась в Израиль большая семья младшего брата Эстер Михаила, и сейчас все они живут в Йокнеаме. Это мои дядя Миша и тетя Соня Мейлер, их дочь Ира и зять Биньямин. Биньямин Баевский преподает математику, Ира работает в движении «Наале». Недавно я выступил в этом городе на празднике «Лаг ба-омер» при полном стечении народа, включая членов своей вновь приобретенной семьи. А два года семья тетушки Сарры приехала в Израиль, чтобы отметить ее 90-летний юбилей.

-Так что КГБ имело полное право объявить тебя пропагандистом сионизма.

-Многие люди, приобретавшие мои кассеты в Израиле, начали посылать их в Россию, и это было прямолинейной пропагандой. Но существует и обратная связь России со мной. Когда я выступал в России, меня там называли бардом, потому что я напоминал Розенбаума, Высоцкого, выходил на сцену только с гитарой. В 1989 году мне подарили все кассеты с записями Владимира Высоцкого, но это не мое. У нас есть известные исполнители Высоцкого на иврите – Лиор Ейни, Аркадий Духин. У меня же есть своя голубая мечта: перевести на иврит и исполнить одесские блатные песни. Я просто чувствую себя одесситом. В Израиле подобный опыт уже существует, «Уличные песни» исполняла известная певица Дрора Хавкин. Слушаю и с ума схожу, так мне хочется это сделать!

Кассеты с записями песен Габи Берлина известны не только в России, но и во многих других странах:

-Часто на концертах ко мне подходят люди и говорят: мы тебя слушали в Таиланде, в Скандинавии, Турции, Китае. Водители такси в разных странах, чтобы доставить удовольствие своим пассажирам-израильтянам, включают кассету Габи Берлина. Рассказывают, что в Китае во время поездки в автобусе наши израильтяне слышали кассету с моими песнями. В Будапеште израильский турист арендовал автомобиль и нашел в нем мою кассету. Во время экскурсий водители ставят мою видеокассету и знают, что хотя бы час покоя от надоедливых пассажиров им обеспечен.

-Твои кассеты путешествуют. А ты сам, кроме России?

-Почти нет места в мире, где бы я не побывал. В основном в странах, где живут евреи, в том числе израильтяне: в США, Австралии, Южной Африке. Когда они поют со мной наши песни, ощущают кровную связь с Израилем.

Музыканты тоже плачут

-Когда мы были детьми, у нас урок пения был обязательным, представлял собой настоящее священнодействие. Сейчас эта традиция практически исчезла. С одной стороны, в школы влилось много «русских» учителей, которые преподают музыку на основе классических произведений, и это хорошо, но израильские песни и пение на уроке оттесняются. Вообще урок музыки в школе стал третьестепенным.

-Мне приходилось слышать и даже своими глазами убеждаться, что в последнее время происходит возвращение к традиции массового пения.

-Да, такие попытки происходят постоянно. Мы, исполнители «Шира бе цибур», объединяемся в организацию «Шират рабим», в которую входят Сареле Шарон, Эфи Нецер, и с помощью своих связей каждый год проводим Фестиваль массовой песни в Реховоте. Так вот, в этом году муниципалитет Реховота не обеспечил нам финансовую поддержку, и поэтому пришлось отменить песенное мероприятие. Обещания, полученные из Министерства культуры, «Оманут ле ам», тоже оказались невыполненными. Все это печально, особенно если учесть, что в этом году вместо недели израильской песни Министерство культуры проводит целый месячник.

Да, говоря об общей ситуации в израильском искусстве, в частности, в области эстрадной песни, нельзя не признать, что она неблагополучна. Наша культура бедна, подтверждает Габи Берлин. Он является членом рукодящего комитета ЭМИ (ассоциации израильских артистов, возглавляемой Хананом Йовелем). Эта профессиональная организация, в которую входят крупные музыканты и артисты, не имеет достаточной силы, материальной поддержки. Посильную помощь оказывает общество «Эшколот» во главе с актером Илли Гарлицки. «Эшколот» и АКУМ (композиторы, музыканты, издатели) следят за неукоснительным исполнением законов по выплате авторских гонораров. Но, несмотря на общие проблемы искусства и культуры, песне живется хуже всех, она является Золушкой среди других жанров:

-При распределении финансов жанр песни практически обходят стороной. Театры, оркестры тоже не жируют, но для песни не остается ничего. Существует сложившееся мнение, что авторы и певцы получают много денег за выступления, за продажу записей. Но это верно по отношению только к «звездам». Выпустить диск – дорогое удовольствие, спонсора найти трудно. Да еще удар ниже пояса наносят подделыватели дисков, интернет. Ни пособие по безработице, ни пенсия актерам и певцам не полагается, потому что они не наемные работники, а самостоятельные, бизнесмены.

-Габи, я хочу порадовать тебя своим рассказом. Недавно компания моих знакомых израильтян, все в возрасте за 50, проводила ежегодный песенный сбор у костра. И вдруг от соседнего костра к нам подошла группа молодежи и попросила разрешения присоединиться к пению. А потом оказалось, что все ребята были «русскими».

-Может быть, ваша алия и будет способствовать не только общему развитию культуры, но и начнет возвращать уходящую культуру пения, которая свойственна нашему народу, евреям, израильтянам. И все же новое поколение, хоть и воспитанно на индивидуализме, на песнях Авива Гефена, Юваля Баная, Шломи Шабана, не пренебрегает нашими старыми добрыми песнями. Молодежь, приходящая на мои выступления, знает слова всех песен и поет со мной.

Двойной альбом «Платина Габи Берлина» я получила от него в подарок. Ставлю его на проигрыватель и слышу потрясающе слаженное, синхронное пение тысячной аудитории. Напоминает молитву. В концертных программах и кассетах Габи Берлина есть попурри на разнообразные темы: русские, латиноамериканские, греческие, хасидские, плясовые. Он отдает дань самым классическим песням Эрец-Исраэль, творчеству популярных артистов и ансамблей, исполняя песни из репертуара трио «Гешер ха-Яркон», Бени Бермана (Берлин стал первым, кто исполнил все песни этого певца-моряка), использует также попурри на конкретные темы: любовь, приключения, патриотизм. Собственно, ненавязчивый патриотизм сквозит из всех его выступлений. И живая заинтересованность во всем, что происходит. Он не выступает с промыванием мозгов, не относит себя к какому-либо политическому движению. Он просто поет. Простые израильские песни.

Габи Берлин долгое время вынашивает одну задумку: собрать и исполнить одесские блатные песни. По просьбе певца я нашла и купила диск с наиболее, на мой вкус, характерными блатными песнями. Габи готов и на иврит их перевести.

Совсем недавно с певцом познакомились телезрители канала "Израиль плюс" - Габи Берлин принял участие в программе "7.40".

ДОПОЛНЕНИЕ

Габи Берлин – известный певец, один из отцов уникального израильского жанра «Шира бе цибур» (массовое пение), представляет свой двойной альбом песен «Платиновый альбом Габи Берлина». Еще 15 лет назад Габи Берлин выпустил в свет два альбома этого жанра. Такой шаг дался ему нелегко, ни одна фирма звукозаписи не согласилась рискнуть и выпустить совершенно новую и необычную музыкальную продукцию. Поэтому всю работу над альбомом, от записи до оформления, он проделал за свой счет. Спустя некоторое время, когда альбомы разошлись огромным тиражом и достигли «платины» (40 тысяч экземпляров), Габи на волне успеха выпустил двойной альбом под названием «Платиновый альбом Габи Берлина», затраты на который тоже быстро оправдали себя. В альбом включены самые разнообразные попурри: из песен военных ансамблей, из репертуара Бени Бермана и трио «Гешер ха-Яркон», латиноамериканские, русские, песни-вальсы, «Песни Эрец-Исраэль» и другие.

В августе Габи Берлину исполнилось 60 лет, но сложно подсчитать, сколько лет из этого времени он на сцене. Потому что он далеко не сразу выбрал тернистый путь искусства, много лет он преподавал биологию в школе. Его родители родились в Одессе, матери, известной пианистке и преподавательнице музыки Эстер Берлин, за 90, но она до сих пор ежедневно садится к роялю и занимается, как положено, в течение нескольких часов.

Не так давно мать и сын посетили Россию, где выступили вместе во Дворце спорта в Петербурге. Многие новые репатрианты познакомились с Габи еще в той жизни, потому что он неоднократно посещал СССР в рамках миссии Еврейского агентства и выступал с концертами «От Одессы до Берлина» во многих городах. В связи с этим его смело можно назвать проводником и пропагандистом сионизма. На своих концертах Габи Берлин исполняет песни в виде попурри, при этом значительную часть занимают (а как же иначе!) русские песни.

Особенностью исполнительской манеры Габи Берлина является то, что на своих выступлениях он не пользуется вспомогательными текстами, а просто «заводит» публику и ведет за собой. Примечательно, что все записи сделаны «вживую», прямо из зала, так что отчетливо слышно, как все слушатели поют вместе с певцом, слаженно и чисто, словно профессиональный хор. Прекрасный голос, яркая манера исполнения и, что немаловажно, отчетливая дикция отличают его стиль. Диски сопровождаются буклетами с текстами всех песен и могут послужить не только для удовольствия, но и для познания песен, и даже для лучшего овладения языком. Габи Берлин постоянно выступает в нескольких популярных тель-авивских ресторанах, а также в открытых концертах. Альбомы Габи Берлина пользуются спросом, продано уже не менее 100 тысяч дисков.

в раздел
 
Рейтинг@Mail.ru