Города Израиля Isracity.com

 

 
  Нешер
Главная
Культура
Образование
Отдых
Спорт
Карта
Архив новостей
Государственные учреждения
Экстренные службы
 

Александр Алон – поэт, солдат, гражданин

В октябре 2003 года в Музее боевой славы города Нешера прошли юбилейные вечера, посвященные памяти солдата, гражданина и поэта Израиля Александра Алона.

Александр Алон (Дубовой)Александр Алон (Дубовой) родился 7 октября 1953 года в Москве. После школы поступил в институт народного хозяйства им. Плеханова на факультет кибернетики. В 1971 году он прерывает учебу и уезжает без родителей в Израиль.

Окончив мореходное училище, Александр стал судовым механиком, получив офицерское звание. Офицер Армии Обороны Израиля Александр Алон воевал на Синае, участвовал в войне Судного дня, был в Ливане.

Автомобильная авария и тяжелая травма прервали его службу на флоте. Тогда началась его творческая биография, как автора-исполнителя. Алон выступает не только в Израиле, где его называют израильским Высоцким, но и ездит с концертами по странам Европы и Америки.

Его лучшие песни об Израиле, о героизме солдат, о боевых друзьях и военных дорогах, которыми прошел Александр – никого не оставляют равнодушными и сегодня. Его лучшие стихи вошли в антологии израильской поэзии.

Короткая, яркая жизнь Александра Алона оборвалась 8 января 1985 года в Нью-Йорке. Он гостил у своих друзей, когда в дом ворвались грабители и безоружный Александр встал на их пути, спасая других.

В Музее боевой славы города Нешера экспонируется выставка, посвященная Александру Алону – гражданину, поэту, солдату. На стендах военные фотографии, воспоминания друзей, записи его выступлений, книги стихов, кассеты с песнями. Большое участие в организации этой выставки и вечеров-памяти принимал известный израильский поэт Геннадий Сивак.
Вальс

Этот праздничный ритм,
Этот призрачный танец...
Обойдёмся без рифм -
Лишь бы строчки читались!

Как задумано раз,
В самом дальнем начале,
Обойдёмся без фраз -
Лишь бы взгляды звучали...

Всё куда-то влекло
Сквозь туманы и штили...
Обойдёмся без слов,
Лишь бы души не стыли.

Пробиваться к теплу -
Безнадёжная шалость...
Ничего, я стерплю,
Лишь бы легче дышалось.

Лишь бы таяла ночь,
Лишь бы света дневного...
И проститься, и прочь,
И удачи немного.

Небо Судного Дня

Усмиренные штормы как-будто смиренны,
Покоренные пики сегодня в аршин,
Но мы помним в тиши и в цветенье сирени,
Как однажды над нами пропели сирены,
Нас бросая под тенты армейских машин.

Из стального кольца, сквозь свинцовую жуть,
Мы прошли до конца нам назначенный путь.
Бил двенадцатый час нашей жизни самой,
И не каждый из нас возвратился домой.

А над берегом - чаек крикливые стаи
И вечерние запахи льются с полей,
Но мы помним колонны грохочущей стали,
Им навстречу вчерашние мальчики встали
И границу окрасили кровью своей.

Выбор ясен и прост, если выбора нет -
И на главный вопрос каждый помнил ответ,
Что не спето о том, где оборвана нить, -
Разберется потом, кто останется жить.

А теперь поднебесье просторно и немо,
За чертой горизонта внезапно - обрыв,
И сочится оттуда вечерняя нега,
Но однажды война отняла наше небо,
Крышки танковых люков над нами закрыв.

Нас сражало в упор, нас сводило с ума,
И над нами с тех пор та ревущая тьма
И до крови ссадня и навеки родня,
Небо Судного Дня, небо Судного Дня.

Стихотворение "Триптих" Геннадий Сивак посвятил памяти Александра Алона.
"Я каменщик. И здесь
Я строю Третий Храм,
Который не падет..."
Александр Алон.
  Триптих

 

 
I
II
III

Построим Третий Храм,
А менора златая,
Величием сверкая,
Предстанет гордо нам!

Царя Давида щит
Сияет над землею,
Да солнышко блестит
Над Храмовой горою.

О, предков наших край,
Библейские просторы,
Как дорог нам Синай,
Да свиток вечной Торы.

И ими упоен
И каменщик, и плотник,
Был мудрый Соломон –
И царь наш, и работник.

В наследие векам –
Душа Иерусалима,
Цела и невредима,
Построим Третий Храм!

Град семи холмов,
Блеск ночных окон,
Предков и основ...
С нами вечно ОН.

Близок судный час,
Каждому печать...
И Бог оставит нас
Рядом почивать.

Лунная печаль,
Дальних звезд отсвет.
От души мне жаль
Тех, кого уж нет...

Вот и сердце перестало биться,
Да упал поэт ничком на снег,
А ему бы взять, да затаиться,
Что поделать, был иной у жизни бег...

Ему спится тихо на погосте.
И блестят на мраморе слова,
Да друзья сюда приходят в гости,
И стихи печатает Москва...

Нам хамсин пекучий слезы сушит,
Мысли разгоняя по ночам.
Да и горе что-то часто душит,
Достается людям тут и там.

Замираем в неутомной дреме,
Дребезжит гитарная струна,
Стало тихо, тихо в отчем доме,
Лишь морская пенится волна.

 

   

обсудить на форуме

вверх

 
Рейтинг@Mail.ru