Города Израиля Isracity.com

 

 
  Нацрат Илит
Главная
Культура
Образование
Отдых
Фотогалерея
Архив новостей
 

Итак, знакомьтесь: Марк Азов.

Марк АзовПожалуй, можно больше ничего и не добавлять. Перечисление всех регалий и заслуг займет добрых полстраницы, поэтому ограничусь главным: Поэт по духу, Драматург по взгляду, Юморист по образу жизни.

Марк Азов – частый гость на страницах русскоязычной прессы. Его острый язык, поразительная, не утерянная с детства непосредственность, современность эпохе, нетрадиционный взгляд на события – это всегда лакомый кусочек для любого журналиста.

«Неожиданный Азов» - пожалуй так, я бы сформулировал суть нашей беседы. Повод пообщаться лежал на поверхности: в начале июля Марку Яковлевичу Азову исполняется 80 лет. Что ни говорите – дата!

- Марк Яковлевич, с юбилеем! Здоровья и бодрости!

- Спасибо.

- Вы известный писатель-сатирик и драматург, но читая ваши произведения не могу отделаться от мысли, что общаюсь с поэтом. Какое влияние оказала поэзия на Ваше творчество? Что она в Вашей жизни?

- Вы будете очень смеяться, но я поэзии не люблю ( кроме той, которую называю «неожиданной».Не в смысле новаторства, а когда вдруг стих стреляет в душу). А стихи без начала и конца отличаются от прозы, как материал от готового изделия. Но поэзия – это школа писателя. Даже Пушкин, когда стал выходить из школярства, пошел в прозу и драму. Я начал писать стихи в 5-м классе, а прозу в 20 лет, драматургию и того позже. В 1937 году, к юбилею Пушкина вышло академическое полное собрание его сочинений, которое я знал наизусть, с письмами, записными книжками и комментариями. Как-то Пушкин списал для смеха эпитафию с надгробного памятника, я ее до сих пор помню:

« Здесь покоится девица
Марья Львовна Жеребец.
Плачь, несчастная сестрица,
И несчастный плачь отец.
Ты ж, девица Марья Львовна,
Спи в могиле хладнокровно.»

Сперва нравилось и сочинялось, в основном, смешное, потом пошло серьезнее, премию получил за «Казачью песню» во время войны и по радио читал стихи, а в Ташкенте в кружке «поэтов круглого стола» под крылом Анны Андревны Ахматовой, стали читать Блока, символистов, акмеистов, и я ударился в декаданс с трагическим уклоном. После войны за мной закрепился ярлык формалиста. И был бы заклеймен партией вместе с «серапионовыми братьями», если бы не переключился на рассказы, которые не сразу раскусили , даже премию дали на всесоюзном конкурсе. И никто не заметил, что все, что я делаю в прозе и драме, замешано на поэзии. Поэзия учит решать задачу самым оптимальным способом. Любое предложение внутри художественного текста – кратчайшее расстояние хода мысли, как стихотворная строка или строфа… А теперь вы еще больше будете смеяться : я не прозаик и не драматург. Я был(если был) и остался поэтом во всем, что я делаю. У прозаика мощнее память на детали быта и тяжелее зад.

- Не секрет, что Вы на протяжении нескольких лет сочиняли миниатюры для Аркадия Райкина. Райкин за кулисами и на репетициях - какой он был?

- На репетициях Райкин работал с коллективом над постановкой сцен, в которых он не участвовал. Свои номера репетировал дома, вдруг приходил и показывал. Для труппы театра, это было столь же неожиданно и интересно, как для зрителя. А Райкин таким образом проверял, будет ли успех. Вообще Райкин на людях не раскрывал своих слабостей. Рискую сказать, поддерживал культ своей личности: одевался франтом, держался джентльменом, острил редко, но метко. Как-то поддался уговорам своего «чичероне» Жака Длугача, который утащил нас из гостиницы «Москва» на открытие Театра эстрады на набережной. Они для премьеры давали дурацкий спектакль про Маяковского. Райкин показал из-под полы Длугачу кулак, а Длугач, оправдываясь, сказал: «Зато у них на сцене два круга!» На что Райкин ответил: «Когда идут ко дну, всегда пускают круги». Но людям, которых считал мастерами своего дела – это главное, что он ценил в себе и других - Райкин позволял говорить ему неприятные вещи, и держался с ними по-дружески просто.

- А с кем еще, кроме Аркадия Райкина, из великих пришлось плотно сотрудничать? Может быть поделитесь с нами какой-нибудь историей?

- Смотря кого считать великими. Знаменитых было много. Но Марк Донской входил в первую пятерку « богатырей мирового кино», как их называли в Югославии, когда их собрал Броз Тито. Итальянские неореалисты считали его «Радугу» – основой их школы. Когда Муссолини висел вниз головой, на площади показывали этот фильм народу…Так вот, этот Донской приехал в тогда еще дружественный для СССР Израиль, и здесь его спросили:

- Скажите, Донской – это псевдоним или настоящая фамилия? - Настоящая. - Но вы же еврей! А фамилия дворянская, в России, говорят, когда-то был князь Донской.

Так Марк Семенович им ответил со своим неподражаемым еврейским акцентом : - Э! Кто теперь может знать, какой национальности был Дмитрий Донской?!

- Марк Яковлевич, давайте вспомним: Вы приехали на Святую Землю. Первые ощущения сразу после приезда в Израиль. Каким он Вам показался?

- Большим. Я думал маленький Израиль весь застроен, а при первом же переезде из Бен-Гуриона в Нацрат- Илит, смотрю - вокруг поля, пустыри, леса на горных склонах…Тут еще играет роль возраст . От Москвы до Харькова - 800 км., ночь в поезде, всего-ничего, я ездил раз в месяц. А здесь за 10 лет всего раз дотащился до Беэр-Шевы… Но я понимаю, в библейские и крестоноские времена ходили пешком или на ослах, лошадях ездили. Поэтому эта древняя земля казалась бесконечной.

- Вы – главный редактор литературного альманаха «Галилея». Русский Литературный Альманах в Израиле - блажь, необходимость или средство самовыражения?

- Блажь, потому что я мог бы этим не заниматься. Почему я? Я никогда не был редактором. Но он же необходимое средство самовыражения для «Вечного Русского» ( бывшего Вечного Жида).

- Человек и Б-г. Эта тема превалирует в Вашем израильском периоде творчества. Чем она так привлекательна для Вас? Как далеко Вы продвинулись в понимании ее?

- Самый неподъемный вопрос. Тема привлекательна, потому что хочется понять и передать не абстрактно, а в живых образах, как устроен мир, что в нем почем, зачем, почему, для чего ( кого). Это вам не игра в «Что? Где? Когда?». Это, скорей, что было и что будет. Последнее – самое интересное. Чтоб нам с Вами было понятнее, сравню Бога с драматургом, создателем человеческой драмы, а все остальные - режиссеры, актеры, рабочие сцены…Вот только зрителей нет. Этот Великий Спектакль идет при пустом зале…А «как я далеко продвинулся»?.. Вопрос, конечно, интересный. Боюсь, скоро узнаю, насколько я был неправ. Чем позже, тем лучше.

- Именно, Марк Яковлевич! Но продолжим. Господин Азов, Вы человек публичный и, как у всякого публичного человека, у Вас должен быть прочный тыл. Кто же он – Ваш тыл? Расскажите пожалуйста о Вашей семье - жене, дочери, внуках.

- Жена у меня не только добрей и человечней меня, но и умней. Я по всем творческим вопросам с ней советуюсь, и она часто «сечет» ближе к истине. Единственный ее недостаток – она женщина, то есть мыслит не мозгом, а сердцем. Но если бы не этот недостаток, она бы не была моей женой. Правда, есть огромное противоречие : она еще и математик, и учитель, милостью Божию. Я еще в школе поклялся, что не женюсь на математичке под страхом смерти. И нарушил две заповеди: не клясться по-пустому и не преступать клятвы. За что наказан. Она и по сердцу меня бьет как женщина, и по голове как мужчина. ( «по голове» не в прямом смысле , а точной логикой). Но, что служит утешением, - ей гораздо хуже. У меня руки не оттуда растут, я фанатик, который только пишет и хочет, чтоб на него молились и обед подавали к письменному столу. Однако, все эти противоречия искупаются любовью, не иссякающей сорок с нелишним лет.

О детях. Я очень виноват перед природой. На наших детях природа не отдыхает. Дочь – художник с младенческих лет, окончила Строгановку. В том, что она делает, я не видел ей равных. Руки, как у китайца: может изваять что угодно на кончике иглы. И женщина она во всех отношениях: от наружности до нутра, включительно.

Внучка Саша – красавица, но не отличница и не спортсменка, только учится рисованию, театру и танцам. Она еще школьница, у нее все впереди.

Внук ЯшкаВнук Яшка – израильский солдат. Служит исправно, проявил педагогические способности, как у бабушки, предлагали офицерские курсы - отказался, одновременно учится на художника, говорят, очень способный ( и папа тоже художник), и в актерстве себя пробовал, ладный спортивный парень. Особенно мне нравится, как он стреляет. В пятлетнем возрасте , в тире показал себя, потом немного занимался стрелковым спортом, и в армии во время «тиранута» сам удивлялся: уже темно, мишени не вижу, а попадаю.

Так, может Израиль, все-таки отобьется?

- Известно, что Азов – Ваш псевдоним, а настоящая фамилия – Айзенштадт. Как появился Азов?

- Об этом я уже писал в очерке о Райкине «Жидовский гений». Оттепель 60-х, хотя и ввел этот термин в обиход еврей-интеллигент, началась для всех, кроме евреев-интеллигентов. И программа, над которой мы тогда работали, не случайно называлась "Время смеется", а не "Время смеяться".

– По-моему, у нас тут набирается миньян, – сказал Райкин, рассматривая макет афиши: "режиссер Бирман, художник Лидер"... еще и ты… – он посмотрел на меня, – Айзенштадт... Хоть бы кто-нибудь для конвоя…
Последнее из анекдота, рассказанного Утесовым:
– Вы знаете, сегодня в Одессе был суд. На скамье подсудимых Рабинович, Нухамович, Лейзерзон, Зильберман...
– А что, русских там совсем не было?
– Почему? Были! Для конвоя.
Так вот: для конвоя выдвинули меня. С подачи Райкина я начал изобретать псевдонимы:
– Амаров.
Не понравилось:
– Это что-то рыбное.
Тогда я придумал – Азов, с ударением на "о". Не русская, не еврейская фамилия – явный псевдоним.
– Ударять будут не по "о", а по морде, – пообещал Райкин.

И верно: ударение перескочило на первый слог, и я остался при русской фамилии на "ов". Но кого это тогда бодало? Речь шла не об опусах "под себя". Райкина не спрячешь в стол, чтобы потом вынуть из стола с наступлением эпохи гласности. И мы, профессиональные "критиканы", не то что фамилию готовы были поменять, но и жен, детей, квартиру, прописку… род... пол… лишь бы протащить шило в мешке. К тому же до Райкина доходило: на нас готовят погром. Некий весьма высокопоставленный театровед в штатском, который даже среди черносотенцев считался антисемитом, уже сидел в министерстве культуры, вытряхивая из редакторской корзины даже те материалы, которые не пошли. Он имел твердую установку бить народного любимца не прямым в челюсть, а финтом, чтобы и капитал приобрести, и невинность соблюсти, и рыбку съесть, и... – словом, по-партийному.

Так что, в результате, не где-нибудь, а в центральной партийной печати появилась статейка о том, что Райкин, видите ли, неосторожен в выборе авторов. Так этот стрелок-вохровец рикошетом от авторов бил по артисту: народ-то без него не догадывался, что и Райкину кто-то пишет. "Райкин сказал"... А если не Райкин, а какие-то авторы... – надо еще разобраться, кто такие. Коли на клетке льва написано "собака" – это одно, а если "Доберман" – совсем другое... Короче, читаем в той газете, что авторы бывают разные: Азов – вообще душечка, Амаров (тут он меня принял за узбека) и так, и сяк, а все зло,ясное дело, от таких, как Айзенштадт...

- Вы писали пьесы для театра в СССР, пишете их и здесь. Только для театра «Галилея» написаны «Весенний царь черноголовых», «Ифтах-однолюб», «Последний день Содома», «Блуждающие звезды» и несколько сказок. Кроме того Вы рискнули выйти на сцену в качестве актера.Театр - это любовь или один из инструментов реализации себя?

- Отвечаю как еврей вопросом на вопрос: секс – это любовь или один из инструментов реализации себя в любви ?.. Так вот, театр - один из инструментов реализации себя в любви к театру.

- Не сомневаюсь, что, как у любой творческой личности, у Вас были попытки выразить себя в других видах искусств. Насколько это удалось?

- Что Вы имеете в виду? В изобразительном искусстве я себя выразил с помощью дочери. Сам рисовал в школе на уроках рассказы в картинках. Потом это назвали комиксами. И еще делал кукол из чулок и дамских трусиков, играл этими куклами перед друзьями, потом – в театре кукол и написал 40 кукольных пьес, которые шли по всему миру, и некоторые идут до сих пор. В музыке пал жертвой слона, наступившего на ухо, хотя на фронте «дрынчал» медиатором на трофейной мандолине и пел песни собственного сочинения. «Славяне» слушали, песни повторяли, а то, что я играть не умею, вроде бы, не заметили. Слава Богу, потом нашлись композиторы : Максим Дунаевский, два Александра, Флярковский и Журбин, и в Израиле Саша Портнов, Карминский в Харькове, и другие еще, которые писали музыку на мои слова. Кстати, довелось однажды написать слова на музыку самого Исаака Дунаевского.

- Война. Фронт. Идеалы. Как это видится сегодняшними глазами?

- Вопрос непонятный. Война и фронт для меня одно и тоже. Попал на фронт, когда мы уже наступали. Убить могли в любой момент, но не всех же убили даже на фронте. Я от пули не бегал, а только ползал под пулями, и прополз по-пластунски от Белоруссии до Берлина и Эльбы. Идеалов « за родину и за Сталина» у меня, лично, не было. Даже наоборот. Мой отец – коммунист с дореволюционным стажем, и тот говорил, что страною правят уголовники-бандиты и Сталин их пахан. Я мог бы иметь «бронь», но я воевал как еврей. Во-первых, чтоб не говорили, что евреи не воюют, а во-вторых, знал, что нас ждет в случае победы Гитлера.

- Я был в шоке, когда несколько лет назад узнал, что Марк Азов начал осваивать компьютер. Постижение компьютера и интернета в возрасте после 75 – наверно необычные ощущения?

- Я овладел компьютером, потому что не пошел на компьютерные курсы. Меня невозможно ничему научить, но я еще могу сам научиться. Правда, до сих пор в сложных случаях звоню внуку или зятю. Зять, остепененный програмист высшей категории, не может меня учить по телефону, а внук запросто. Сказал, где на что кликнуть, и пошло-поехало... А ощущения – ужасные. Я уже не умею писать пером. Когда отказывает компьютер, я превращаюсь в первобытного троглодита- людоеда и грызу жену.

- Наконец-то мы подошли к самому интересному: Ваши творческие планы?

- Никогда не было и нет. Откуда мне знать, что придет в голову завтра?.. Вот когда у режиссера или издателя возникают творческие планы насчет меня – другое дело. Да и какие планы в моем возрасте? Мой тесть в 82 года прививал какой-то сорт к яблоне и предвкушал вкус плода черех десять лет. Но то «были люди в наше время». У меня, правда, тоже есть еще порох в пороховницах, но он уже сыплется…
Ну и вопросики у Вас! Другие знают, что Волга впадает в Каспийское море, а человек в моем возрасте – впадает в детство, и задают детские вопросы. А у вас не вопросы, глыбы какие-то..К тому же, их 13. Вы что, нарочно?

- Представьте себе, да. Для еврея число 13 всегда было счастливым. Так что счастья Вам, Марк Яковлевич, и долголетия.

- Благодарю.

Наша беседа закончилась, и я понял ОТКУДА этот фонтан идей, эта мальчишечья реакция на вопросы, как при игре в пинг-понг: во всем «виноват» неистребимый жизненный оптимизм МАРКА АЗОВА.

С юбиляром беседовал Борис Рабкин.

в раздел
 
Рейтинг@Mail.ru