"Наша Газета" - электронная версия

"Наша Газета" - электронная версия

Города Израиля Isracity.com

  Города Израиля
Главная
Прямая линия
Город и горожане
Философия быта
Культура
Большая прогулка
Полезно знать
"СОЗВЕЗДИЕ МУЗ"
"ДЕТИ КАК ДЕТИ"
Семинар "Радуга"
 

С любовью к Пушкину и с болью за эпоху

Марк ЛейдерманПушкин Мне всегда было интересно совершать экскурс в жизнь России XIX века, в основном, в жизнь литературную. Приведу «жизненные картинки», способные отразить и объяснить то, что меня волнует. И не только меня одного. Иссаку Бабелю принадлежат слова: «Временами мне кажется, что я могу понять всё. Но одного я никогда не пойму – причину той чёрной подлости, которую так скучно зовут антисемитизмом”.

Что может еврейская литература в России XIX века “противопоставить” множеству негативных еврейских образов, «воспетых» в произведениях А.С. Пушкина (стихотворение “Чёрная шаль”, драма “Скупой рыцарь”, ”Песни западных славян” и др.)?

Это явление сложно и многогранно. По–моему, это связано со стереотипами мышления, существовавшими на протяжении всей человеческой истории. Одним из достаточно стойких подобных стереотипов является стремление оценивать человека по его национальной принадлежности.

А.С. Пушкину, как известно, принадлежат слова: ”Следить за мыслями великого человека есть наука самая занимательная”. Согласившись с ним, хочу занять себя и читателя небольшим экскурсом в мысли “великанов русского художества”, из произведений, к примеру, А.С.Пушкина, мною почитаемого и любимого поэта.

Если справедливо то, что в простых примерах легче проясняется предмет общих рассуждений, начнём свой экскурс с такого известного стихотворения, как “Чёрная шаль”. Вне сомнения, ничего антиеврейского или иного “антинационального” в его изначальном замысле нет – обыкновенное лирическое произведение, художественные достоинства которого бесспорны. И всё- таки – мог ли Пушкин не понимать или недостаточно понимать двойственного характера художественного творчества: с одной стороны – это ассоциации и другие художественные приёмы, с другой – содержание в самом прямом смысле. Но мог ли А.С. Пушкин стать “жертвой” такого притупления?!

Не хочется применять казённые фразы, но многогранность художественного дара А.С. Пушкина, идейная насыщенность его произведений; его интерес к истории, социальным наукам, философии нашел свое прекрасное отражение в художественном и в публицистическом творчестве. А его тонкий художественный вкус? И напрочь отметается предположение, свойственное как раз противоположному состоянию духа и качеству творчества, ёмко определяемому словами “…поэзия…должна быть глуповата”. Это можно предположить в отношении автора, как правило, молодого, “опьянённого” художественной красотой в ущерб идейности, но никак не А.С. Пушкина. Он – гений! Ссылка на молодость (во время написания этого стихотворения ему было чуть более двадцати лет) также несостоятельна - его творчество всегда воспринималось достаточно целостно, один этап творчества никогда всерьёз не противопоставлялся другому.

Таким образом, увы, его “презренного еврея”, олицетворяющего, по-видимому, некое сатанински подлое, мерзкое, жестокое и вместе с тем корыстное и услужливое жизненное начало (или стихию), евреи, воспринимая содержание в самом прямом смысле, имеют право принять на свой счёт. А.С. Пушкин не мог это не понимать. Но оскорблены, как я понимаю, в этом стихотворении не только евреи: изменница гречанка и сластолюбец армянин тоже олицетворяют, каждый по-своему, жизненное сатанинское начало, и только чистая и благородная душа повествователя, душа божественная и конечно же, русская, единственно здесь ущемлена и достойна утешения. Сейчас трудно, насколько я полагаю, вжиться в общественную ситуацию, при которой можно было, совершенно не опасаясь последствий, публично “раздавать оплеухи” по национальному признаку и при этом не испытывать никаких нравственных неудобств, считать себя передовым цивилизованным человеком, нормальным гражданином. Но именно такая ситуация имела место и просуществовала практически до революции 1917 года.

* * *

Сфера духа человека есть сама реальность, в них изначально отражается все. За исключением того, что мы можем доказать как неотражённое. Это как истина, заключенная в поговорке: что у трезвого на уме, то у пьяного - на языке. Какие бы оправдания своим негативным проявлениям ни находил человек, но то, что он творит, и то, как он мыслит, есть не что иное, как откровенное проявление его суждений.

Нет, не мог А.С. Пушкин не понимать, что написав “презренный еврей”, он задевает, прежде всего, евреев. Почему же он всё-таки так написал? Быть может, это юношеский задор и баловство? Не нашлось живой силы, которая бы ему в тех условиях авторитетно и чувствительно разъяснила, что низкий шпионаж и низкое доносительство у евреев осуждаемо не менее, чем у христиан; у евреев не менее, чем у христиан, считается грехом и позором брать за такие неблаговидные дела плату. Уж Бог весть как в русское сознание вошёл миф о нравственной неполноценности (или недостаточной полноценности) евреев, об их меньшей чувствительности к явно аморальным проявлениям, но не приходится, к сожалению, сомневаться в том, что А.С. Пушкин стал “жертвой” этого мифа, даже очень типичной “жертвой”. В качестве следующего примера, быть может, более яркого и выразительного, возьмём поэму этого же автора “Скупой рыцарь”.

Еврей-ростовщик, подговаривающий сына отравить отца ради сомнительной материальной выгоды - что это? Обывательскому сознанию нетрудно сделать вывод: это не просто низкий, глубоко безнравственный тип, это даже не зверь, это дьявол в человеческой оболочке, в нём “дьявольское начало” сидит так же глубоко, как в оболочке нормального человека должно сидеть “божественное начало”. Его почтенность и внешняя благопристойность призваны скрыть в нём “дьявольское начало”, но тем оно опаснее и вызывает большее омерзение.

Не скрою, больно за эпоху, в которой, увы, достаточно глубоко пустили свои корни антисемитизм и национализм. Но с детских лет и по сегодняшний день с большим трепетом я отношусь как к своему любимому писателю и поэту Александру Сергеевичу Пушкину, так и к литературным классикам, его почитавшим, в частности к Н.Чернышевскому: « Значение Пушкина неизмеримо велико…Он был первым поэтом, который стал в глазах всей русской публики на то высокое место, какое должен занимать в своей стране великий писатель…»

Марк Лейдерман

 

 

"Наша газета" - межрегиональное издание севера
Гл.редактор - Инесса Аграновская, e-mail: ngazeta@gmail.com

Перепечатка публикации - только с разрешения редакции "Нашей газеты" и администрации сайта.

обсудить на форуме

вверх

 

"Наша газета" - межрегиональное издание севера
Гл.редактор - Инесса Аграновская, e-mail: ngazeta@gmail.com

Перепечатка публикации - только с разрешения редакции "Нашей газеты" и администрации сайта.

обсудить на форуме

вверх


Платежная система RUpay - E-Gold, WebMoney, MoneyBookers, PayCash
Рейтинг@Mail.ru