Города Израиля Isracity.com

 

 
Главная
Дом и семья
Здоровье
Истории из истории
Образование
Праздники
Информация
Фотогалерея
Юмор
Архив новостей
Государственные учреждения
Экстренные службы
 

О Медном свитке, красной корове и… Наполеоне Бонапарте

Ущелье «Нахал Ахбара»В преданиях, легендах и сказках любого народа всегда есть интригующие истории о зарытых кладах. Читая такие истории, мы погружаемся в мир непроходимых зарослей, темных пещер, кованых сундуков, золотых монет, запыленных сосудов со сверкающими драгоценностями. Как правило, охраняют такие сокровища таинственные зловещие силы, иногда заключенные в кувшины. В еврейской традиции таких историй тоже предостаточно.

В 1869 году рабби Ихескель Шрага, путешествую по Палестине, ехал на осле из Тверии в Цфат. Его путь пролегал по узкому ущелью «нахал Ахбара». В Цфате ждали рабби весьма уважаемые люди: раввины и богатые горожане. Но задерживался в пути рабби Ихескель, а когда добрался до Цфата, то его спутники сообщили, что у подножья горы Ахбара, там, где берет начало источник Эйн Кахал, спешился рабби и долго, и горячо молился.

Никто не знал, почему молился рабби. Тогда и рассказал рабби Шмуэль Хаэйлер о том, что в том месте, где молился рабби Ихескель, спрятаны сокровища Иерусалимского храма: священные сосуды, золотая утварь и, самое ценное – кувшин, полный пепла красной коровы.

А еще рассказал рабби Шмуэль Хайлер историю про крестьянина-араба из Цфата, который пахал как-то землю под горой Ахбар, и наткнулся на что-то твердое. Крестьянин начал копать, и каково же было его изумление, когда он увидел необыкновенно красивый золотой кувшин искусной работы. Кувшин был полон пепла, но крестьянин и не подозревал, что это пепел красной коровы.

Поспешил крестьянин домой, строя радужные планы, как лучше пристроить неожиданную находку. Ночью ему приснился старик, закутанный в белые одежды. Старик страшным голосом приказал вернуть кувшин со всем содержимым на место. Проснулся крестьянин и долго не мог уснуть. А когда заснул, то вновь явился старик в белых одеждах и потребовал немедленно вернуть кувшин. Но отмахнулся крестьянин от этого сна, а когда утром проснулся – увидел своего старшего сына мертвым.

Решил крестьянин перехитрить грозного старика – уж больно красивый был кувшин. Пошел он с кувшином в поле, на то место, где нашел его, и высыпал пепел, а кувшин забрал домой. В тот же день свалился в яму его второй сын, и умер. Ночью вновь явился старик в белых одеждах и объявил крестьянину, что настал его черед умереть, если он немедленно не вернет кувшин на место. Поспешил крестьянин к горе Ахбара и закопал у её подножия кувшин, прежде собрав в него весь пепел.

Красная короваВ библейские времена пепел красной коровы («пара адума»), тот самый, что находился в кувшине незадачливого крестьянина, предназначался для ритуального очищения всякого, кто соприкасался с мертвым телом. Чтобы человек получил возможность поклоняться в скинии – шатре, построенном евреями в пустыне после выхода из Египта, его должны были обрызгать смесью пепла и родниковой (буквально - живой) воды.

В скинии стоял ковчег, украшенный крылатыми фигурками херувимов, в ковчеге хранилась величайшая святыня еврейского народа – скрижали, каменные плиты с десятью заповедями. Шатер был окружен двором, посреди двора стоял жертвенник – вся эта постройка называлась скинией собрания. Нечистый же человек, отказавшийся быть очищенным, осквернял Скинию и не допускался к собранию.

Ритуал, связанный с этой церемонией настолько сложный и противоречивый, что позволил одному из комментаторов ТАНАХа заметить: «Соломон был мудрее всех людей, но когда он доходил до раздела о красной корове, то признавал: "Я говорил, что достигну мудрости, но этого мне не постичь".

Найти подходящую корову для ритуала даже в те экологически чистые времена было делом сложным. Вот требования, которые обязательно должны были соблюдаться:

  • Красную корову следует приобретать на средства Храма из обязательных ежегодных пожертвований в 1/2 шекеля.
  • Корова должна быть не моложе 3 лет, т.е. быть в возрасте достаточном для вынашивания плода.
  • Даже два волоска иного цвета говорят о непригодности коровы для этой цели;
  • Корова не подходит и в том случае, если на неё хотя бы однажды было надето ярмо.

Подходящую корову требовалось зарезать по особым правилам и в определенном месте. Во времена существования Храма это происходило на Масленичной горе. Коэн собирал кровь животного в горсть левой руки, погружал в эту кровь указательный палец правой руки и разбрызгивал ее в направлении входа в святилище. Затем разводился огонь, и корову сжигали.

Потом Коэн брал красную шерстяную нить и привязывал несколько побегов растения иссоп (чабрец) к кедровой палочке и трижды спрашивал у присутствующих: «Эта палочка из кедра?» Трижды получив утвердительный ответ, он задавал следующий вопрос: «Это красная шерсть?» После очередных трех утвердительных ответов связку кедровой палочки и побегов иссопа бросали в костер, в котором сжигали корову.

Пепел животного делили на три части: первая – хранилась в Храме для всех последующих поколений, вторая – делилась между коэнами для собственного очищения, третья шла на очищение народа. В специальном сосуде пепел смешивали с родниковой водой и этим окропляли евреев, прикасавшихся к мертвому телу, на третий и седьмой день.

Это была единственная жертва, для которой животное должно было иметь особую масть. Это была единственная жертва, которую следовало приносить вне стана, имеется в виду времена скитаний по пустыне, а не на жертвеннике. Это была единственная жертва, пепел которой требовалось сохранять. Это была единственная жертва, очищающая других, и в то же самое время, делающая нечистыми, тех, кто участвовал в ее приношении. Почему же один и тот же пепел и очищал и осквернял, ответ простой – в мире один и тот же источник, как добра, так и зла.

Согласно Мидрашу, до настоящего времени сожжено всего девять красных коров. По преданию десятую сожжет для нашего очищения Мессия. Логика же этого обряда, в заповеди: «Пусть мать искупит нечистоту, произведенную сыном». Мать – красная корова, ее сын золотой телец – идол, который возвели евреи, чтобы поклоняться ему, тем самым, совершая великий грех.

Только мать-корова может искупить этот грех ценой своей жизни. Она должна быть без изъяна, как еврейский народ до этой некрасивой истории с золотым тельцом. Эта «заповедь», как ярмо, которое мать-корова никогда не носила, должна лечь на плечи согрешившего народа. А так как грех поклонения золотому тельцу лежит на всех поколениях, то и искупительные свойства пепла красной коровы не теряют своих качеств до конца дней.

И в наше время есть люди, которые продолжают искать кувшин с пеплом последней красной коровы, сожженной до разрушения римлянами Второго Храма в 70 г. н. э., есть и такие, которые пытаются вырастить такую корову. Они придерживаются мнения, что сначала нужно изготовить средство для очищения народа и Храма, а как только средство будет найдено, то и Мессия сразу придет, не задерживаясь.

БонапартВ 1799 году генерал Бонапарт, честолюбивый молодой полководец, будущий император Франции Наполеон I развернул Египетскую военную кампанию. С целью обеспечения тылов, и тайной надеждой, достичь столицы Сирии Дамаска он прошел с юга от Эль Ариша и Газы на север до Акко. 15 апреля, обороняясь от армии Джеззар-паши, он с дивизией пехоты, конницей и резервной батареей стал лагерем на высотах Сафарии (Цфата).

В 1850-х годах была опубликована книга рабби Моше Райшера «Ворота в Иерусалим». Наряду с описаниями традиций немногочисленного еврейского населения и географии Эрец Исраэль того времени, автор отмечает: «Не далеко от Цфата на восток от источника Эйн Кахал есть высокая отвесная гора, у вершины которой как будто вырублена арка, напоминающая закрытые ворота.

Рассказывают, что там скрыта утварь Иерусалимского Храма…50 лет назад Наполеон, император Франции, который был в Эрец Исраэль и у которого также были сведения об этом, раскопал почти половину горы, но остался ни с чем, так как не знал он, что не прийдут священные сосуды в человеческие руки до прихода Машиаха из дома Давида...»

Пещеры около Мертвого моря Вероятнее всего, рабби Моше Райшер был прав, т.к. гора действительно выглядит так, как будто ее наполовину срезали, а у ее подножия валяются многочисленные обломки. Подробную историю о раскопках горы армией Наполеона, с помощью взрывчатки или пушечных снарядов опубликовал в 1889 году в своей книге «Поездка на Мирон и в города Галилеи» другой путешественник – Менахем Рабин.

Проходили годы, скептики не верили в сокровища Иерусалимского Храма, а оптимисты терпеливо ждали. И вот в 1947 году – новое удивительное открытие: в пещерах около Мертвого моря были обнаружены древнейшие в мире свитки ветхозаветных и других, неизвестных ранее текстов, написанных не позже 60-х годов н.э. (см. Храм Книги). Вслед за местными любителями "археологии" бедуинами, на поиски отправились профессионалы.

14 марта 1952 году одна из поисковых групп после безрезультатных обследований более 200 пещер, наткнулась на пещеру, с обвалившемся сводом. Кроме камней обвалившегося свода, пол был завален черепками разбитых кувшинов и обрывками пергаментных свитков. Но главное открытие было ещё впереди. У одной из стен пещеры под вековым слоем пыли археологи обнаружили два цилиндрических предмета. Эти предметы были совершенно не похожи на те, которые находили ранее. После первой же легкой очистки на поверхности металла были обнаружены выгравированные знаки.

Полосы Медного свитка в витрине Амманского музея, 1966гСамой большой проблемой, оказалось, раскрыть свитки – три пластины из мягкой меди, скрепленные между собой заклепками таким образом, что получалась прямоугольная металлическая полоса длиной почти в два с половиной метра и шириной около сорока сантиметров. На эту полосу был нанесен чеканкой текст, после чего она была свернута в свиток (во время свертывания один ряд заклепок лопнул, поэтому часть была свернута отдельно).

Медь, из которой были сделаны свитки, полностью окислилась, и стала до такой степени хрупкой, что ни о каких попытках развернуть их обычным путем не могло быть и речи. Пока ученые искали способ их раскрыть, сами свитки, залитые целлофаном, поместили для всеобщего обозрения в музей Рокфеллера в Иерусалиме. Там с ними впервые и познакомился геттингенский профессор Карл Георг Кун.

СвитокРазрешения взять свитки в руки он не получил, и часами простаивал около витрины, изучая замысловатые знаки.
Потом злые языки утверждали, что на неожиданные выводы профессора явно повлияла иерусалимская жара. Профессор высказал мнение, что Медный свиток представляет собой… опись сокровищ, зарытых в разных местах Израиля. Среди многих естественных, а также выгравированных на меди черточек он различил буквы, которые складывались в слова: «золото», «серебро», «зарыто», «локтей».

Не многие приняли сообщение профессора К.Г.Куна всерьёз, но когда специалисты Манчестерского технологического колледжа (Англия) смогли раскрыть свиток, и начали дешифровку текста, удивлению ученых не было предела. Вот всего несколько фрагментов из Медного свитка, представленных одним из ведущих исследователей, профессором. Дж. М.Аллегро:

«(№7)В углублении старого Дома дани на Плите цепи: шестьдесят пять слитков золота...
(№47)В водоеме, который в Бет Керем, десять локтей на его левой стороне, как войдешь: шестьдесят два таланта серебра...
(№58)В горе Геризим под входом верхней шахты: один сундук и его содержимое, и шестьдесят талантов серебра...
(№60)В Большом стоке Чаши: утварь Дома чаши всего весу там: 71 талант двадцать мин.»

И такой сухой перечень на протяжении всех 12 колонок, составляющих свиток, без эмоций и витиеватости – 65 тонн серебра и 26 тонн золота! И это по самой заниженной оценке значения таланта в современных единицах веса. По другим оценкам общий вес драгоценных металлов 200 тонн! Все это похоже на сказку.

Но для чего понадобилось записывать сказку таким трудоемким способом, как чеканка и на таком дорогостоящем материале? 2000 лет назад, во времена создания свитка, чеканка на меди считалась надежнее письма на пергаменте, и во много раз дороже. Значит, его авторам было очень важно, чтобы содержание свитка сохранилось, несмотря на всевозможные катаклизмы – природные или совершенные людскими деяниями.

Судя по содержанию, в свитке упоминаются сокровища Иерусалимского Храма. Наряду с обычными товарно-денежными эквивалентами, золотом и серебром, в свитке скрупулезно перечислены предметы, хранившиеся в Храмовой сокровищнице: фимиам, ценные породы дерева, кувшины для десятины и проч. Да и топография описанный мест сводится в основном к Иерусалиму, окрестностям Иерихо и району Мертвого моря. Правда, есть некоторые указания и на отдаленные места в Галилее.

К сожалению, указание мест зарытых сокровищ не помогло археологам – до сих пор не было обнаружено ничего из перечисленного в Медном свитке. А значит, по-прежнему, есть множество неразгаданных тайн и вопросов, на которые сегодня пока еще не найдены ответы.

Кому принадлежали сокровища? Почему они спрятаны в разных концах Израиля, почему Медный свиток оказался в пещерах Кумрана? Что за люди жили там? Кто изготовил свиток?

С того момента, как был найден Медный свиток, да и вся Кумранская библиотека, не утихают бурные ученые споры, а искатели кладов все еще не теряют надежду добиться успеха.

вверх

в раздел

Рейтинг@Mail.ru