Города Израиля Isracity.com

 

 
  Хайфа
Главная
Культура
Музеи и парки
Образование
Отдых
Фотогалерея
Архив новостей
Экстренные службы
Государственные учреждения
 

Шериф во главе Хайфского симфонического оркестра

Марина Яновская

Ноам ШерифОткрытие нынешнего сезона в Новом симфоническом оркестре Хайфы выглядело в городских рамках не совсем обычно. Оно сопровождалось развешиванием муниципальных афиш с портретом мэра Хайфы Йоны Яхава и слоганом: "Свой досуг я провожу на концертах ХСО".

Незадолго до этого Ноам Шериф, прославленный музыкант, композитор, дирижер, педагог, профессор музыкальной академии имени Рубина в Тель-Авиве, с 1998 по 2000 год, исполнявший обязанности ее ректора, получил от мэра официальное предложение возглавить оркестр. И вот мы беседуем с Ноамом Шерифом - но по телефону. Расписание у маэстро составлено настолько плотно, что не остается времени даже на закулисные беседы во время репетиций. Параллельно он является музыкальным руководителем Израильского Камерного оркестра.

- Как получилось, что мэр Хайфы пригласил вас возглавить ХСО?

- Ваш мэр знает меня только как музыканта, раньше мы совершенно не были знакомы. Конечно, каждый из нас что-то знал о другом. Я слышал о нем еще в бытность его помощником Тедди Колека в Иерусалиме. Однако я сразу понял, что ваш мэр - настоящий знаток и поклонник искусства. Он дал мне полную свободу действий.

- Оркестр Хайфы немалое время находился в критической ситуации...

- Именно поэтому возглавить его пригласили меня. Дело в том, что я заработал себе в Израиле репутацию "реставратора оркестров", занимаясь восстановлением распадающихся музыкальных коллективов. Так было с оркестром Ришон-ле-Циона, который сейчас является также оркестром Новой Израильской Оперы. В моей практике постепенно сформировалась тактика, по которой я превращаю оркестр, состоящий не только из новых репатриантов, но и местных музыкантов, в стабильный коллектив. То же произошло и с Камерным оркестром, который уже находился на грани закрытия. И вот теперь оркестр Хайфы. Уже на первых репетициях я услышал, что это прекрасный оркестр, до сих пор не заслуживший должного отношения.

Оркестр существует более 50 лет, он почти ровесник государства, на его пути были спады и взлеты. Надо, чтобы этот образцовый оркестр сумел раскрыть свой потенциал. К тому же его с исключительной теплотой и преданностью поддерживает своя хайфская публика. Честное слово, в других местах нет таких слушателей! В лучшие времена у ХСО были до 9000 абонементов, совершенно исключительное количество для местного оркестра.

- Вы постоянно подчеркиваете, что в оркестре много новых репатриантов.

- Скажи мне, кто в этой стране не "оле хадаш"? Пусть я родился здесь, но мои родители были новыми репатриантами из России. Правда, тогда были несколько другие времена. Сейчас в моем ведении появился прекрасный оркестр, которым я могу только гордиться: среди музыкантов есть даже те, кто играл в Ленинграде под началом Евгения Мравинского. Это замечательно! Мне кажется, у нас сложились отличные отношения. Ведь единственное, что мы хотим делать - искусство, музыку. Своим музыкантам я говорю: я не обучаю грамматике, я преподаю литературу. Я не имею понятия о причинах расформирования оркестра, где и как замешана в этом политика, не хочу этого знать, меня это не интересует. Предложение вашего мэра пришлось мне по душе, и результаты уже дают себя знать. Мне доставляет большое наслаждение работать с оркестром. Необходимо создать прочную базу для хайфских меломанов, развернуть культурную деятельность, основанную на чувстве местного патриотизма.

Ноам Шериф не устает подчеркивать, насколько велико значение той части потребителей культуры, которая населила Хайфу в последние 15 лет, прибыв со всех уголков бывшего Советского Союза. Надо сказать, что муниципалитет и администрация оркестра заботятся о своих "русских" слушателях, время от времени, распространяя билеты со всевозможными скидками посредством городского Управления абсорбции.

В творческой же жизни Ноама Шерифа случались знаменательные совпадения, согласно которым он уже дважды должен был стать главным дирижером ХСО. Впервые это было более 30 лет назад, но тогда что-то не срослось, поскольку на него хотели возложить обязанности чуть ли не экономического директора. Он же заинтересован в музыке нетто. В настоящей ситуации он, похоже, получил доступ исключительно к деланию музыки: его власть распространяется на создание репертуарной политики, поиски и расширение новой аудитории.

- Что вы можете сказать по поводу зарубежных гастролей, в частности, которые могут быть настоящим стимулом для оркестра? Что-нибудь планируется в этом направлении?

- Я знаю, что это совершенно необходимо, очень важно для создания международной репутации. Хайфские музыканты в течение многих лет просто не имели возможности раскрыть свой потенциал. О нас еще услышат - и там, и здесь, ведь у нас серьезные намерения. Прежде всего, мы думаем о выступлениях в городах-побратимах Европы - например, в Дюссельдорфе, в рамках программы культурного обмена. Я думаю, что у оркестра Хайфы есть большие возможности достичь международного уровня.

А пока симфонический оркестр северной метрополии, Хайфы, почти ровесник страны, до сих пор не имеет собственного концертного зала. Аудиториум, где проходит большинство концертов, обладает ужасной акустикой, по словам Шерифа. Концертный зал - это весьма существенная часть исполнения. Единственный акустически пригодный зал в Хайфе - это зал музея "Гехт" в Университете. Но он очень мал, это камерное помещение.

Поскольку одновременно с ХСО Ноам Шериф возглавляет Израильский Камерный оркестр, он видит возможность время от времени объединять деятельность двух оркестровых коллективов для исполнения наиболее значительных музыкальных программ. В числе проектов, которые Шериф предлагает ввести в жизнь (и уже частично воплощает) - сотрудничество с Театром Хайфы, с Университетом, целью чего является привлечение в музыку молодых сил. Одна из возможностей - сценическое исполнение опер. Музыкальная программа на настоящий сезон складывается из трех компонентов: обычные абонементные циклы и циклы концертов для детей и семьи, создание Хайфского центра для исполнения опер и, наконец, "академический цикл" - сотрудничество с Университетом Хайфы.

- Почему опера, и именно в Хайфе?

- Если ХСО сможет выступать в помещении Хайфского городского театра, то тем самым органично создается площадка для постановки оперных спектаклей и привлечения молодых исполнителей-вокалистов. В этом году будет поставлен Моцартовский "Дон-Жуан".

Уже несколько лет в Университете Хайфы действует музыкальный факультет, который возглавляет известный композитор Одед Захави. Если подключить ХСО к совместной работе по изучению дирижирования и музыковедения, это тоже будет способствовать воспитанию молодых кадров и расширению поля деятельности оркестра, а также выведению его на международную арену. Начало положено: новый академический цикл из пяти концертов-встреч, в которых оркестр будет взаимодействовать с молодыми дирижерами и композиторами. Каждая встреча включает в себя мастер-класс для молодых дирижеров, лекцию и концерт:

- Для начинающих музыкантов такие встречи с профессиональным музыкальным коллективом - прекрасная возможность испытать свои возможности, учиться мастерству "не отходя от кафедры". В дополнение к обязательной классике, существуют и другие течения - мюзиклы, рок-оперы, разного рода легкая музыка, в которой в не меньшей степени требуется профессионализм. Уважающий себя оркестр должен уметь вписаться в местную творческую жизнь на самом высоком уровне и служить опорой, поддержкой и путеводной звездой для развития молодых талантов.

В настоящее время израильские музыканты исполняют местную музыку на самом высоком уровне. Наш обновленный оркестр предоставит самые широкие возможности для исполнения своей отечественной музыки. Оркестр будет отвечать за проведение музыкальных фестивалей на севере (вспомним прежнее его название - "Оркестр Хайфы и севера" - М. Я.), музыкальных марафонов, крупных вокальных проектов. В конце сезона дирижер Исраэль Инон проведет концерт, в котором будут исполнены произведения еврейских композиторов, погибших в Катастрофе, а также произведение дирижера, певицы и композитора Элы Шериф, посвященное памяти ее погибшего отца: "Возможно, небеса пусты". В перспективе - исполнение пьесы музыканта ХСО Йорама Миюхаса.

- У вас есть какие-то предпочтения в отношении стилей, направлений в музыке?

- Единственная музыка, которую я предпочитаю - хорошая музыка. Легкой музыкой мне тоже приходилось заниматься: в 70-е годы я делал аранжировки для альбома Арика Айнштейна и Шалома Ханоха "Шаблуль" ("Улитка"), "Неимот захав исраэлийот" ("Золотые израильские мелодии"), для певицы Эстер Офарим и других, долгие годы вел концерты "Пение масс". Да и вообще я ощущаю себя человеком с расщепленной личностью. Прежде всего, я родился и вырос в доме, насыщенном русской культурой. Родители говорили по-русски, читали газеты, книги на русском, хотя я не знаю языка (время от времени он вставляет в речь русские слова - М. Я.).

Мой отец работал на стройке, причем выбор свой он сделал сознательно. Не так, как сегодняшние строители, которые в той жизни были профессорами. Отец тяжело работал, зато по вечерам надевал чистую рубашку, ставил самовар, вкруг которого собирались друзья-музыканты с балалайками, мандолинами, играли и пели. Жизнь была другой, не было замков, двери не запирались. Музыке я учился у педагогов - выходцев из Германии, и тогда же начал говорить по-немецки, учить язык, знакомиться с культурой. Затем отправился получать музыкальное образование в Германии. Все это наслоилось на родной язык и мир - на иврит.

- Так вы - настоящий космополит! Но ведь непросто быть таким в Израиле.

- Израиль - маленькая страна. Именно поэтому вся культурная жизнь стягивается в центр, а все, что за его пределами - провинция. Когда я был молод, у нас не было понятия провинциализма. Да и статус серьезной музыки был совершенно иным. Я еще помню, как на улице раскладывали матрасы и всю ночь ждали открытия касс, чтобы купить билеты на концерт Израильского Филармонического оркестра. В те времена в год продавалось беспрецедентное количество абонементов - до 40 тысяч. Все дирижеры-звезды бывали у нас: Молинари, Кусевицкий, Орманди, Митрополос, Кубелик. Сегодня все иначе, сегодня мы оказались в самом сердце левантийского базара. Так что единственное, что нам, музыкантам, осталось делать - в репетиционном зале работать над концертной программой. И с честью выступать.

Ноам Шериф не упоминает о главном своем языке, на котором он общается со всем миром - о языке музыки. Это понятно и без слов. И он безоговорочно уверен в славном будущем подведомственного ему оркестра, о чем не устает подчеркивать на каждой репетиции и на концертах. Таким образом, он поддерживает у музыкантов высокую мораль и мотивацию к дальнейшей творческой деятельности. Действительно, тем, у кого музыка - не просто любовь, не только увлечение, но и кусок хлеба, подчас единственный - важно знать, что их работа нужна, желанна и востребована.

в раздел
 
Рейтинг@Mail.ru